Мы в соцсетях:
Рупор Солнцево - Однокласники, ВКонтакте, Фейсбук
Телеграм:Рупор Солнцево, ЧАТ СОЛНЦЕВО

Футболки Солнцево, Наклейка Солнцево



«Переделкино. Еще один спальный район?». Взгляд на застройку из далекого 1988 года

«Переделкино. Еще один спальный район?». Взгляд на застройку из далекого 1988 года

Статья из журнала «Архитектура и строительство Москвы. 1988 год, выпуск №11». Автор, Тятьяна Быковкая. Читать до конца! Складывается впечатление, что опубликовано это было не 36 лет назад, а «на днях».

Согласно информации из Википедии, в 1988 году известные писатели В. Каверин, М. Алексеев, А. Вознесенский, С. Залыгин, Е. Евтушенко, Ю. Черниченко публично выразили свое несогласие с планами многоэтажной застройки Ново-Переделкино. Эти планы были утверждены «секретным» решением Мосгорисполкома № 1332 от 5 мая 1985 года, подписанным В. Ф. Промысловым и Б. В. Покаржевским. По мнению писателей, такое строительство могло привести к разделению Переделкино на две части, а это поставило бы под угрозу существование уникальных территорий Переделкино, а также могло плохо сказаться на экологии, социальной и экономической ситуации в Москве и жизни ее жителей.

Позже, того же 1988 года, в Ново-Переделкино и Здоровом отдыхе начались снос и строительство новых жилых массивов. Дачный поселок Лукино не был снесен, но к началу XXI века он был полностью поглощен лазенками.

А уже в 1991 году, в результате административной реформы, на территории бывшего Солнцевского района были созданы муниципальные округа Солнцево, Ново-Переделкино и Внуково, которые вошли в состав Западного административного округа. В 1995 году все эти округа, включая Ново-Переделкино, получили статус районов Москвы.

Пишет Раенза

Статья
Мнения районного архитектора и руководителя зональной мастерской о проблемах одной из резервных территорий Москвы — новых микрорайонов Солнцева.

Все мы видим сны. Видят сны и руководители Мосстройкомитета. Наверное, это один очень длинный дом на ровкой площадке, в начале которого вселяются жильцы, а другой конец бесконечно строится под звуки оваций и рукоплесканий. Наша задача — их разбудить.

Из статьи С. Миндрула, руководителя зональной проектной мастерской Nº 15 «Моспроекта-1» «Как хороши градостроительные комплексы… на бумаге, или Почему жалуются москвичи»
(Мос-гроектовец. 1988. 22 июля. Nº 29)

История советской литературы теснейшими узами связана с одним из самых живописных мест ближнего Подмосковья — Переделкином. Здесь жили и работали Константин Тренев и Александр Фадеев, Илья Ильф и Корней Чуковский, Валентин Катаев и Борис Пастернак… Немало произведений, составивших гордость отечественной словесности, было задумано и завершено в этом покойном, благословенном крае. Наивно полагать, что литературное Переделкино — это лишь здание писательского Дома творчества да территория городка писателей. Они мало чего стоили бы сами по себе без удивительного холмистого ландшафта, густых сосновых лесов и перелесков, без милых сердцу берегов Сетуни и знаменитых Самаринских прудов, без древней церкви и тихого погоста на крутолобом склоне… И вот сегодня мы вынуждены говорить о серьезной угрозе… Горизонт уже закрыли высоченные башни бетонных многоэтажек. На месте бывшего поселка Новое Переделкино ревут бульдозеры, тесня и круша многолетние сосны, в цемент и асфальт заковываются луга и пашни. Единый регион Переделкино волевым решением рассекли надвое… Масштабы массовой застройки в Переделкине должны быть приведены к разумным и допустимым пределам, а сам регион должен без лишних бюрократических проволочек обрести статус государственного заказника.

Из письма В. Каверина, М. Алексеева, А. Возне-сенского, С. Залыгина, Е. Евтушенко, Ю. Черниченко «Сберечь жемчужину Подмосковья» (Литературная газета. 1988. 12 апреля. Nº 15)

Несмотря на свойственную журналистам пунктуальность, на встречу с районным архитектором Солнцевского района я опоздала. Не безнадежно, но все же…

Для того чтобы добраться в строящиеся микрорайоны Солнцева, есть несколько путей, и все они — на перекладных. Я выбрала самый прямой — электричкой от Киевского вокзала ехать всего 20 минут, а там несколько автобусных остановок (или полчаса пешком, что конечно же полезнее!). Итого — менее часа, особенно если обитаешь рядом с вокзалом. Но… электричка отошла чуть позже, постояла немного на перегоне между станциями — и 15 минут как не бывало. А ведь у меня было преимущество — Владимир Андреевич Артемьев любезно ждал с машиной прямо у платформы. На вопрос о том, как сложится транспортное обслуживание «безлошадных» новоселов, он ответил без оптимизма. Еще бы! Автобусное сообщение с перегруженными уже сегодня конечными станциями Кировско-Фрунзенской линии метро и двумя крайне затесненными старыми платформами Киевской «железки» не создадут транспортного комфорта даже тем, кто работает в близлежащих районах. При этом отметим, что среди новоселов люди из разных краев нашего немалого города, есть даже из Зеленограда. В перспективе — создание новых шоссейных трасс на выручку древнему Боровскому шоссе; строительство еще одной железнодорожной платформы; в туманной дали — мираж новой станции метро. Но ближайшие, и немалые, годы новопеределкинцам предстоит мужественно терпеть очереди на автобусных остановках, давку и духоту электричек и нашего, когда-то лучшего в мире, метро.

Так, может быть, есть смысл найти работу рядом с домом? Увы, мест приложения труда в новых микрорайонах практически нет. И не предвидится. Правда, пойма речушки Сетуни, где по логике должна быть районная зона отдыха, сейчас обезображена промзоной. Но она включает в себя такие малоемкие для новых рабочих рук объекты, как плодоовощная база и давно задыхающаяся на своей территории автобаза. Еще одна промзона предусмотрена в проекте для полиграфической базы журнала «Бурден-моден» и американской фирмы «Магдональд». Немного воображения, и легко представить себе одетых с иголочки и радостно жующих вожделенные «гамбургеры» людей, которые направляются в часы досуга… Куда? А никуда, разве что осмотреть живописные окрестности. Потому что район строится по типу печально знаменитого комплексной застройкой Крылатского, то есть отнюдь не комплексно. Вместе с жильем здесь сдаются лишь детские сады, школы и поликлиники, которых, как известно, вскоре не будет хватать, и унылые в архитектурном отношении универсамы из так называемых легковозводимых конструкций.

Уже сегодня ясно, что будет недоставать и бытовых объектов: вместо предусмотренных в проекте встроенно-пристроенных двухэтажных каркасно-панельных зданий строители лепят одноэтажные, к тому же отдельно стоящие, да на удобном для них широком шаге. А до начала строительства коммунальной зоны, центра ДОСААФ, рынка и гостиницы, киноконцертного комплекса пока далеко. Следовательно, Москва получает еще один спальный район со всеми его недостатками. Среди них помимо транспортной проблемы низкий — по устаревшим нормам — уровень благоустройства, мизерное количество автостоянок, затесненные проезды, отсутствие малых форм, проблемы с мусороудалением и т. д. и т. п.

Кроме всего прочего, 17-этажные типовые дома посажены на месте благоустроенного поселка и постепенно съедают земли современного «маркиза Карабаса» — высокорентабельного совхоза «Московский», лишая кормов его крупную животноводческую ферму.

Таков в кратком изложении рассказ районного архитектора, который на последний вопрос, стоило ли городить огород, сооружая в отдалении от Москвы сравнительно небольшой — на 200 тыс. человек — объем жилья, встающий препятствием на пути озонирующих многомиллионный город юго-западных ветров, однозначно ответил: «Нет, не стоило!»

«Да, совершена градостроительная ошибка, которая может быть усугублена, если мы позволим посадить за Внуково, то есть на тех самых господствующих для столицы ветрах, крайне токсичную промзону Толстопальцево. Не устаю твердить везде и всюду — этого допустить нельзя!» Примерно так началась наша беседа со Святославом Викторовичем Миндрулом (цитата из его острой полемической статьи взята одним из эпиграфов этого материала). По мнению руководителя проектной мастерской, главная причина некомплексной застройки этих, как и многих других, микрорайонов столицы — в диктате строителей, которым крайне выгодно многотысячно тиражировать ограниченный типовой набор жилых домов. Без согласования строителей проект, как известно, не принимается заказчиком. Отсюда — при большом дефиците территории — одноэтажные сараи (сооружения на широком шаге) или «поганки» — одноэтажные же легковозводимые конструкции универсамов и кафе. Поэтому и гонят архитекторы проекты новых микрорайонов, которые, еще не остыв, прямо с чертежного стола, привязываются на месте подразделениями Мосстройкомитета. Отсюда спешка, которая к хорошему не приводит, отсюда сбои в проектировании общественных объектов, отсюда нехватка времени, чтобы показать свой товар лицом; именно поэтому на страницах журнала мы не смогли представить ни одного проектного материала по новым микрорайонам Солнцева. К тому же реорганизация, которая трясет сегодня московских архитекторов, отняла у мастерских «Моспроекта-1» целый ряд творческих функций, оставив им роль «холодного сапожника». При этом получившие в огромном объеме эти функции Институт генплана Москвы и Управление планировки и застройки не в состоянии их переварить.

Возможно, результатом такой политики и явилась странноватая, мягко говоря, привязка и «начинка» промышленных зон или, к примеру, то, что в буферном пространстве — между новостроем и пока сохраняемыми небольшими дачными поселками* будущего заказника Переделкино — будет возведен дом престарелых. Безусловно, сооружение таких домов — дело святое. Но все же Москва так далеко шагнула за свои границы с определенной целью: выполнить жилищную программу. Поэтому на первом плане новых микрорайонов гораздо лучше смотрелись бы точечные монолитные жилые здания. Они способны значительно повысить выход жилой площади и придать более живой и человечный силуэт всей застройке.

Однако, по мнению С.В. Миндрула, наиболее грамотно было бы занять подобные, в сущности загородные, участки домами в два-три этажа, в том числе для индивидуальных застройщиков. При таком подходе максимально сохраняется зелень, удается избежать резкого контраста с окружением и при большей, чем при высотном строительстве, плотности застройки появляется возможность обеспечить жильем, и жильем более высокого качества, немало московских семей. А получить квартиры в двух-трех уровнях в таких домах станет делом престижным. Здесь же по Киевской ветке, но ближе к Москве с помощью индивидуального строительства можно удачно решить перспективный облик поселков Мещерский и Говорово.

Что же касается новых микрорайонов Солнцева или практически Переделкина, к которому они тяготеют территориально, то остается или развести руками и предоставить новоселам утешаться лыжными и пешими прогулками по пока еще не окончательно погубленной местности (в свободное от бесчисленных забот жителя спального района время), или же сделать все возможное, чтобы эта частица Москвы в максимально короткие сроки получила по-настоящему комплексное завершение и удобные транспортные связи. А, может быть, и фонтаны…

Пока все это — из области фантастики. К тому же, несмотря на обилие в нашей градостроительной практике научных кадров, фантастики отнюдь не научной.

А какова судьба других резервных территорий города? Повторяет ли она парадоксы Переделкина? Что в конечном варианте выиграет от их застройки наша столица? Не более ли перспективный путь — строительство жилья в существующих границах города на месте оперативно выводимых предприятий, складов, за счет уплотнения районов, реконструкции пятиэтажек?

Редакция намерена продолжить разговор на эту тему в будущем, 1989 году.

* Один из них носит символическое название «Здоровый отдых». Дело в том, что в 30-х годах нынешнего века в Переделкине были отведены участки многодетным рабочим ряда московских предприятий — чтобы раскорчевали и обработали землю, которая может дать подспорье в выращивании ребятни, чтобы занять отцов полезным делом и отвлечь от такого пережитка прошлого, как, например, сидение в пивной. Сейчас в этом поселке, где большинство домов — старенькие и летнего типа — возятся с цветами и овощами дети, внуки и правнуки тех рабочих. Местность эта пока не тронута, внутри нее все тихо, если не считать птичьего гомона…