Почему в Москве отсутствует экологическая политика и чем это грозит России

Уже несколько лет мы, участники Рабочей группы района Ново-Переделкино и неравнодушные жители, боремся за пересмотр планов дорожного строительства через наш Ульяновский лесопарк. Проекты, разработанные и утверждённые при максимальном игнорировании общественного мнения, получились крайне неудачными, в том числе, в транспортном отношении, но задевает людей за живое именно экология. Почему множатся конфликты на этой почве и чем грозит игнорирование экологической повестки, поговорим в этой статье

В конце апреля правительство Москвы объявило об эмиссии «зелёных» облигаций. В полном соответствии с требованиями к такого рода инструментам, на вырученные средства будут в долг строить метро и закупать электробусы.

На заседании Мосгордумы 16 декабря 2020 года мэр Сергей Собянин заявил буквально следующее:

«С точки зрения экологической, транспортное строительство является самым лучшим мерилом, самым лучшим, эффективным способом улучшения экологии»

Речь шла уже даже не о метро, а об автомобильных дорогах. Достигать улучшения экологии планируется методом снижения перепробега.

Неадекватность восприятия столичного градоначальника зашкаливает. Посмотрим хотя бы Википедию: экология – наука о взаимодействиях живых организмов между собой и с их средой обитания. Прохождение автомагистрали с полосой отвода в 75 м и потоком транспорта в несколько тысяч автомобилей в час, да ещё и, как в Ульяновском лесопарке, прямо по местообитаниям краснокнижных видов (что, кстати, запрещено законом), явно не улучшит ни среду обитания, ни биоразнообразие.

Да и строительством метро и выпуском ценных бумаг едва ли чего добьёшься. А настоящих экологических проектов в Москве нет. Рабочая группа Ново-Переделкино встречалась с руководителем Департамента природопользования и окружающей среды (ДПиООС) Антоном Кульбачевским. Тогда он высказал мнение, что Ульяновский лесопарк более подходит для создания природного заказника, чем для дорожного строительства. На деле же тот же ДПиООС, методом крючкотворства помогая преодолеть справедливое отрицательное заключение Мосгосэкспертизы на проект, фактически санкционировал уничтожение экосистемы массива, до недавнего времени входившего в лесопарковый защитный пояс.

По всей логике, помимо легко угадывающихся бизнес-интересов, именно ДПиООС во главе с Кульбачевским несёт ответственность за выше цитированный бред, вложенный в уста мэра Москвы.

С тех пор как некоторые граждане вышли защищать Химкинский лес под лозунгом «Россия без Путина», экологическая повестка была сильно маргинализирована, особенно в московском регионе. Экоактивистов автоматически записывали или в шпионы, или в ретрограды, застрявшие во временах пломбира за 20 копеек, и по привычке сталкивали лбами с автомобилистами.

Понятно, что различные политические силы склонны использовать в своих интересах весь спектр имеющихся трудностей. Только вот экологическая проблематика существует объективно, и ни заблуждения отдельных граждан, ни злонамеренное вмешательство ‘партнёров’ не могут снять необходимость как-то выработать конструктивную повестку дня. Но её в Москве нет, и всю полноту ответственности за провал несут чиновники.

Исторически Запад озаботился экологией не потому, что природа – не мастерская, а храм, а потому, что припёрло. В этой связи именно Москва должна становиться локомотивом роста экологической сознательности чиновников, предпринимателей и граждан по всей России. И не только потому, что экологическая и всякая другая сознательность – это вообще хорошо.

Во-первых, реальность такова, что экологическая тематика действительно важна для жителей. Резонансные техногенные катастрофы в Норильске и Коми, неудачные попытки инвестпроектов в Шиесе и Куштау и нарастающие экопротесты по всей Москве – тому свидетельство. Впрочем, протесты – проблема, преимущественно, самих утопающих: кому, скажите, какое дело: провалится «Единая Россия» на выборах или нет?
Во-вторых, – и это главное! – экология давно стала частью глобальной повестки дня. Отмахнуться от неё невозможно, а значит, варианта есть только два: или плестись в хвосте чужих интересов (что активно и делает Собянин со своими облигациями), или выстраивать собственную научно обоснованную, содержательную и полезную во всех отношениях политику. Партнёры-то не дремлют и уже объявили о намерении обложить Россию углеродным налогом. В ответ Владимир Путин лишь упомянул о необходимости баланса между экологией и социально-экономическим развитием, что упрямо свидетельствует об одном: своей позитивной экологической программы у России нет.
Она была у Советского Союза. В московском регионе экологическое благополучие с 1935 года обеспечивалось отменённым ныне лесопарковым защитным поясом и системой городских лесов. С 1950-х годов лесопарковый защитный пояс создавался и вокруг Сталинграда, только там это потребовало высадки деревьев, которые сами в степи не растут, в силу чего стало крупным научно-практическим достижением. Сегодня и Волгоградская область – центр одного из экологических скандалов. Невиданным по своим масштабам и важным для всего человечества опытом была программа по борьбе с засухой на юго-востоке европейской части страны с помощью защитных лесопосадок. Сравнимые по масштабам и значимости проекты теперь начали реализовываться в Китае.

В Москве системный подход к экологической политике прослеживался вплоть до лужковского периода. Именно с именем нынешнего градоначальника связано небывалое варварство в отношение природного наследия как старой, так и новой Москвы. Даже с формальной точки зрения, в 2014 году были утверждены лишь «основные положения новой экологической политики города Москвы» — по сути, документ декларативного характера. Экологическая стратегия, разработка которой осуществлялась на основании того же постановления правительства, до сих пор существует лишь в виде проекта, причём вряд ли содержательного.

Научный и экспертный потенциал, позволяющий претендовать на перехват экологической инициативы в мире, никуда не делся. А за первоочередными мерами, понятными даже на бытовом уровне, и вовсе далеко ходить не надо.

На федеральном уровне, во-первых, необходимо устранить внутренний конфликт интересов, явно слышимый в самом названии ведомства – Министерство природных ресурсов и экологии РФ. Во-вторых, важность проблемы, очевидно, измеряется ответственностью за провал. Читаем статью 8.1 КоАП РФ:

«Несоблюдение экологических требований при территориальном планировании, <…> строительстве <…> влечет предупреждение или наложение административного штрафа <…> на должностных лиц — от двух тысяч до пяти тысяч рублей <…>»

В Москве к первоочередным мерам относится задача разработать и утвердить экологический каркас региона, в который вошли бы природные объекты, необходимые для устойчивого самовоспроизводства благоприятной среды. Конечно, он должен обладать абсолютным приоритетом над любыми планами строительства и развития инфраструктуры. Такой подход позволит перевести повестку в конструктивное русло, исключая для людей необходимость цепляться за отдельные редкие виды или, как в Красногорском районе МО, собирать 45 тысяч подписей во спасение одного дуба.

Другая необходимая мера – выполнить рекомендации Совета по правам человека при Президенте аж от 2016 года, который указывает на бреши в законодательном регулировании в области охраны природных объектов в Москве. Просто немыслимо, что они игнорируются в течение пяти лет. Более того, некоторые вещи сделаны наоборот. Так, ДПиООС, роль которого рекомендовалось усилить, теперь находится в подчинении П.П. Бирюкова – заммэра по вопросам… жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства!

Зачем и почему охранять природу выгодно экономически вне зависимости от политики, расскажут учёные. Это несложно, но в предмет статьи не входит.

Важно понять значимость содержательной и подкреплённой реальными делами экологической повестки как в Москве, так и по всей России для геополитического и чисто экономического позиционирования нашей страны на международной арене. Когда за отдельными бизнес-интересами и градостроительными планами упускается суть глобальных трендов, расплачиваться приходится всей стране. Причём не лесом, а деньгами.

Подробнее на https://aurora.network/articles/267-pis-ma-chitateley/93087-pochemu-v-moskve-otsutstvuet-jekologicheskaja-politika-i-chem-jeto-grozit-rossii