Нам хочется поведать читателю быль об одном юноше, которого в 35 лет узнал весь мир.

Это книга о Солнцеве, одном из районов Москвы, которому с момента рождения скоро будет 63 года. За это время здесь выросли три поколения людей, часть которых до 1938 года были коренными москвичами, а часть, наибольшая, прибыла по лимиту на заработки, строить новую Москву и получить вид на жительство возле столицы.

Сережа Михайлов жил в Солнцеве на Инвалидном поселке. Его мама — Вера Лейбова — была яркой, энергичной женщиной, работавшей в престижном гастрономе на Смоленской площади.

Авторы книги знали эту веселую семью, наблюдали исподволь рост девочки и двух мальчиков.

Сережа в школе № 1 учился у Лидии Ивановны Меновкци-ковой, с которой мы, в свою очередь, знакомы домами сорок лет. Лидия Ивановна говорит о Сереже как о родном сыне, с нежностью. С первого по четвертый класс он учился у нее, отличался добротой, верностью в дружбе и щедростью. Мама давала Сереже очень большой завтрак, он всегда делил его между товарищами. Он любил свой класс, и все в классе любили его. Однажды он заболел ангиной и остался дома, а весь класс вышел собирать металлолом. Лидия Ивановна рассказывает (в июне 2000 г.):

— Вдруг видим: идет больной Сережа с завязанным горлом и тащит ржавую металлическую кровать.

«Сережа, ты же болен, зачем ты вышел на улицу?»

«А я хочу, чтоб наш класс занял первое место по сбору металлолома».

Вспоминает учительница химии Ольга Федоровна Арте-менко:

— Сережа учился у меня в седьмом классе. Это был красивый, умный, самостоятельный ребенок, в то же время твердый, как кремень, независимый, не дающий себя в обиду.

Не сложились у него отношения с учительницей — донимала она его придирками и грубостью. Из-за нее он ушел в школу рабочей молодежи.

Бизнесмен Михайлов из Солнцево

Встреча спортсменов двух поколений (в центре — С.А.Михайлов)

Как-то она заявила мальчику: «На, отдай записку матери, чтоб пришла, если сможешь найти ее среди палаток…» Сережа прямо с парты в гневе бросил в нее циркулем, который воткнулся острием в школьную доску рядом с ее щекой… (Не уверен, что не сделал бы то же. — B.C.).

В школе рабочей молодежи Сергея Михайлова по-добро-му встретил директор школы Анатолий Аркадьевич Вартанов, о нем вспоминает хорошими словами классный руководитель Зинаида Петровна Якимычева.

Большое влияние на душу, воспитание и мировоззрение Сережи в школьные годы оказала старшая пионервожатая школы Юлия Дзисяк. Юлия Анатольевна рассказывала в июне 2000 года:

— Сережа и его друзья — Женя Люстарнов, Виктор и Саша Аверины, Коля Шкобар, Саша Кочетков, Арнольд Тамм были непростыми ребятами, гордыми и самостоятельными. Сережа с детских лет обладал характером лидера, таковым он и был по существу.

Всех этих ребят сплотил спорт, все они ходили в подвальное помещение школы № 3 заниматься борьбой под руководством заслуженного мастера спорта СССР А.М. Малюкова.

Вот что говорит о себе Сергей Анатольевич Михайлов:

«Я родился и рос в Солнцевском районе, здесь учился в школе, здесь начал заниматься спортом. Здесь мои школьные друзья прозвали меня Михасем. У нас так было принято, да, насколько я знаю, не только у нас, а повсюду большинство школьных прозвищ становились производными от фамилии. Я никогда не принадлежал к криминальному миру, никто и никогда не присваивал мне никаких уголовных кличек. Но даже детское прозвище Михась журналистами впоследствии было использовано как еще одно доказательство моей причастности к преступной группировке». (О. Якубов. Михайлов или Михась? Тайны женевского процесса. М., Вече-АСТ, 1999, стр. 125—126).

Вот какими были непростое детство и юность Сергея Михайлова в Солнцеве.

А далее он рассказывает следующее.

 

Бизнесмен Михайлов из Солнцево

Герой Советского Союза вице-адмирал Л. А.Матушкин, экономический советник Комитета содействия правоохранительным органам по борьбе с организованной преступностью и коррупцией С.А. Михайлов, председатель Комитета помощи вдовам Героев Советского Союза капитан 1-го ранга Ю.П.Филипьев

«Кооперативной деятельностью я занялся в 1986 году. Чего я только поначалу не перепробовал. Открыл кооператив по торговле цветами, производил продукты питания, прохладительные напитки и мороженое. Я чувствовал, что мне многое удается, и потому расширял свой, как впоследствии стали говорить, бизнес. Я вообще-то сплю немного, а в те годы на сон оставлял самый минимум, работал очень много. Меня привлекала международная деятельность, и в кооперативе «Фонд» я и друг моего детства Виктор Аверин прежде всего видели возможность выйти на мировую арену. Я и представить не мог тогда, что окажусь в центре хитросплетений политической борьбы.

…Сотрудничество с «Фондом» нас привлекало в первую очередь потому, что этот кооператив получил право на международную деятельность. Начав работать в «Фонде», мы первым делом занялись осуществлением именно международных проектов и добились весьма неплохих результатов».

«Фонд» был одним из первых советских кооперативов. К тому же он создавался под эгидой Советского фонда культуры и курировался непосредственно Раисой Максимовной Гор-бачевой. Быстро набирая коммерческие обороты внутри страны и осуществив с помощью Сергея Михайлова несколько крупных международных проектов, давших существенную прибыль, кооператив достаточно мощно обеспечивал материальную поддержку Советского фонда культуры, придавая финансовую независимость этой общественной организации и становясь чуть ли не эталоном или, вернее, эталонным показателем воплощенных в жизнь реформ Горбачева. Олег Александрович Якубов пишет в своей книге «Михайлов или Михась. Тайны женевского процесса»: «Фонд» становился бельмом на глазу, фактором постоянного раздражителя для политических противников последнего Генсека КПСС, первого и последнего Президента СССР. Нанося удар по кооперативу, оппозиционеры убивали сразу двух зайцев: дискредитировали в глазах исполнительной власти и народа горбачевские реформы и направляли свои стрелы в жену главы государства. Пользующаяся, как и ее муж, симпатиями на Западе, Раиса Горбачева, не без помощи все той же оппозиции, скоро стала объектом желчных и мелочных укусов прессы».

Сергей Анатольевич вспоминает об этих годах:

«Я чувствовал, как сгущаются вокруг меня тучи. Меня преследовали, не давая работать. Стоило какому-нибудь задержанному в Москве человеку упомянуть мое имя, как ко мне являлись с обыском. Работать в такой обстановке было чрезвычайно тяжело, к тому же я почти физически ощущал, что-то должно произойти. Возможно, против меня готовили какую-нибудь провокацию, может быть даже покушение. Одним словом, я решил уехать из страны.

Это было непростое решение. Одно дело заниматься международным бизнесом, совсем иное — жить за границей. На Западе живут сотни тысяч бывших советских граждан, но я уверен, что каждому из них решение об эмиграции далось с большим трудом. Уехав в Европу, я по-прежнему много работал, у меня были кое-какие связи с западными партнерами, и я укреплял их, осуществляя различные контакты в Австрии, Бельгии, Венгрии, Израиле, США, Швейцарии, других странах».

Юристы помогли разыскать в архивах злополучное уголовное дело по обвинению Сергея Михайлова и Виктора Аверина и еще четверых работников кооператива «Фонд», виновных в том, что они являлись жителями одного населенного пункта — Солнцева. Все в этом деле поражает вопиющим беззаконием, беспечной вседозволенностью, с которой оно фабриковалось. Подтасовывались номера банковских счетов и даты денежных переводов, привлеченные для проведения финансовой экспертизы бухгалтеры и экономисты не столько выполняли порученную им работу, сколько занимались выводами о служебном несоответствии лиц, в отношении которых они проводили экспертизу. Угрозы и запугивания со стороны следователей и работников уголовного розыска, незаконное содержание в тюрьме, фальсификации документов — вот характерные детали этого дела.

Издавна известно: где ничего не положено, там нечего взять. Но взяли, да еще как взяли. Звон пошел не то что «по всей Руси великой», а по всему миру. Теперь уже «артиллеристы» в милицейских погонах почли делом чести доказать всем и каждому, что «Солнцевская» преступная группировка — не плод их распаленной амбициями фантазии, а реальность.

Следы «солнцевских» вели во все сферы криминальной деятельности — распространение на западе русской проституции, торговля оружием и наркотиками, заказные убийства и

рэкет. Известно, что гениальный актер, рухнувший на сцене под «смертельным» ударом бутафорского кинжала, может заставить рыдать весь зал. В существование «Солнцевской» преступной группировки поверил в итоге весь мир. Руководители отделений Интерпола в европейских странах не раз поясняли, что многочисленные факты о «преступной деятельности» Сергея Михайлова они почерпнули из СМИ. Миф о «солнцевских» уже стал похож не столько на снежный ком, сколько на обрушившуюся с гор лавину. Женевский судебный процесс развенчал этот миф.

Мнение адвоката Сергея Пограмкова:

«Я уверен, что Михайлов стал разменной картой в серьезной политико-экономической игре, связанной с продвижением российского бизнеса и российских денег на мировой рынок. Ни для кого не секрет, что большинство бизнесменов, в том числе и российских предпринимателей, мало привлекает перспектива капиталовложений в российскую экономику. Практика мирового рынка уже сложилась — между странами давно поделены сферы влияния и оговорены экономические условия сосуществования. Поэтому вторжение «посторонних» денег в эту стабильную систему вызывает активное сопротивление деловых и политических кругов Запада.

В случае с нашей страной одной из главных стала борьба с «русской мафией». Виновата в создании мифа о русской мафии сама Россия. Убедив себя, она убедила в этом и Запад. Эта ситуация почти ничем не отличается от сталинских времен. Тогда тоже убеждали и убедили, что все беды страны — от вездесущих «врагов народа». Теперь найден другой общий враг — «мафия». И в том, и в другом случае властям удобно оправдывать собственные просчеты, неправомерное расходование бюджетных средств, неумную политику, возникновение экономических кризисов. Но миф о «мафии» оказался на руку и многим за границей, был взят на вооружение как метод и средство борьбы с российскими бизнесменами».

Адвокат и журналист Александр Грант все время, пока длился женевский процесс над Сергеем Михайловым, регулярно освещал на страницах американской печати ход этого международного дела.

Вот что он пишет:

«Америка вообще привыкла жить под угрозой так называемой красной опасности. Лозунг «Красные идут!» впитался многим американцам чуть ли не с молоком матери. Это началось с отработки учений атомной тревоги в конце 1940-х — начале 1950-х годов, и, в общем, пока они жили, они боялись. Причем эта боязнь носила намного более искусственный характер, чем в Европе, потому что Европа боялась коммунистов по-настоящему: советские танки были за границей, в пределах одних суток пробега. А в Америке красная опасность стала эдаким голливудско-книжно-философским мифом. Русская преступность на три четверти была придумана и на одну четверть существовала на самом деле, хотя тоже далека была от выдуманных и приписываемых ей характеристик».

Нам эти слова кажутся справедливыми.

Взять хотя бы, к примеру, знаменитый совместный доклад ЦРУ и ФБР Конгрессу США, который назывался «Российская организованная преступность и национальные интересы США». Несмотря на то, что ряд высокопоставленных сотрудников Интерпола и других правоохранительных организаций утверждают сегодня, что «миф о русской мафии — специально созданная информационная «утка», призванная остановить продвижение русского бизнеса на мировой рынок», в один момент уже запущенную программу не остановишь. Ведь мир уже убедили, что каждый русский — это бандит, а «русская мафия» наряду с атомным оружием является самой сильной угрозой мировой цивилизации. А с опасностью надо бороться, причем наглядно иллюстрируя эту борьбу примерами, то бишь показательными процессами над конкретными людьми. Одним из них и стал Сергей Михайлов.

Авторы книги о Солнцеве решили нанести визит легендарному бизнесмену, солнцевскому юноше, загадочному мистеру «Икс», о котором, захлебываясь, писала западная пресса.

К нам вышел высокий человек со смуглым, немного цыганским лицом и усталыми глазами. Не успел он войти в офис фирмы «Участие», как вокруг него, как на съемке кинофильма, возникли красивые, улыбающиеся, спортивные, загорелые молодые люди — адвокаты, спортсмены, писатели, бизнесмены, руководители охранных служб, гости. Все те, о которых

упоминала в своем интервью Юлия Дзисяк, которая также пришла повидаться со своей учительницей и ее мужем — профессором хирургии. Мы узнали вскоре, что Сергей Михайлов после учебы в солнцевских школах закончил техникум общественного питания, учился в Институте коммунального хозяйства и строительства, что за эти годы он успел поработать автослесарем, администратором гостиницы, сотрудником отдела снабжения в одном из московских НИИ, главным инженером кооператива «Березка», потом менеджером, коммерсантом, исполнительным директором по связям с общественностью и т.д. Нам сообщили, что с 1988 года он успешно занимается коммерческой деятельностью в сфере оптово-розничной торговли, общественного питания и посредничества, является учредителем нескольких коммерческих фирм. В настоящее время является учредителем ООО «Благовест-СВ» в Москве и ведет широкую коммерческую и благотворительную деятельность.

С.А. Михайлов организовал благотворительный фонд «Участие» в сентябре 1993 года, под его руководством было проведено более 120 благотворительных акций по оказанию помощи, в том числе в денежной и материальной форме, общественным организациям, детским домам, приютам, тюрьмам, Русской Православной церкви и многим другим. Бескорыстная помощь, оказываемая С.А. Михайловым для восстановления монастырей и храмов города Москвы, получила высокую оценку Русской Православной церкви: в сентябре 1999 года он был награжден орденом Русской Православной церкви Преподобного Сергия Радонежского III степени.

Он женат, имеет двух дочерей.

Мы ознакомились с письмами, которые не могут не тронуть.

«Увао/саемый Сергей Анатольевич!

Администрация детского дома № 2 благодарит Вас за оказанную поддержку детей, оставшихся без попечения родителей. Особая благодарность за финансовую поддер-э/ску, которая позволила в паше нестабильное время создать сиротам почти семейную атмосферу.

Дети нашего детского дома передают Вам огромную благодарность за ставшие у нас уже традицией «сладкие праздники» по выходным дням. Незабываемой в памяти детей останется рождественская сказка, созданная с вашей помощью.

В благодарность за Ваше участие дети нашего детского дома передают вам огромный привет и шлют в подарок свои рисунки и поделки.

С искренним уважением

дети и коллектив детского дома № 2».

«МОСКОВСКАЯПА ТРИАРХИЯ Многоуважаемый Сергей Анатольевич!

Подворье Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II в Переделкино благодарит Вас за дар патриаршему храму к празднику Рождества Христова церковных предметов из Иерусалилш, освященных у Гроба Господня. Эта духовная Святыня, очень помогая сердцу каждого верующего человека, будет роздана в праздник Рождества Христова прихожанам. Ваше бескорыстное служение Святой Церкви радует нас. Мир и благословение Божие пусть всегда пребывают с вами.

Настоятель Патриаршего подворья Владимир».

Есть в Солнцевском районе Москвы детский дом, где живут больные дети. Сергей Михайлов увидел их случайно — детдомовцев вывели на прогулку. Было это в 1992 году, может быть, в начале 1993 года, сейчас, за давностью событий, он точной даты и не припомнит. От вида этого нищего сиротства у него, человека, в общем-то, не сентиментального, сердце защемило. Буквально на следующий же день Михайлов, узнав адрес детского дома, приехал туда и, зайдя к заведующей, чуть не с порога заявил, что приглашает детей на обед — в ресторан.

— В ресторан? — опешила заведующая и уточнила: — Сколько человек?

— Ну, я не знаю, сколько человек в вашем детдоме, — ответил Сергей. — Я всех приглашаю.

— Но почему именно в ресторан?

— А что в этом плохого? Пусть дети посидят в уютном месте, послушают музыку. Все-таки разнообразие какое-то. Они же, наверное, у вас нечасто куда-то ходят.

— — Да уж, совсем нечасто, —невесело усмехнулась заведующая. — Я ничего плохого в этом не вижу, просто все это как-то неожиданно. А вообще — спасибо вам большое.

Дети сидели за столом притихшие, ничего не понимающие, вели себя поначалу смирно, стесняясь громко говорить, смеяться. И все же Сергею удалось растормошить их. Они заговорили все разом. Это было какое-то чудо, словно болезнь вдруг отступила. И чудо стало повторяться раз за разом. Сергей был неистощим на выдумки. То привозил в детдом целые горы фруктов, то конфеты и иные сласти. А на Новый год вместе со своими друзьями организовал настоящий карнавал.

Президент фонда «Участие» Василий Зимин пишет:

«С помощи детским домам, собственно, все только начиналось. На пожертвования, поступающие в фонд, мы помогли реконструировать несколько церквей. Потом нашли мастера, у которого сохранилась по наследству старая, давно уже всеми забытая технология отлива церковных колоколов. Помню, как волновались мы, когда отлитые колокола устанавливали в церкви. И сколько было радости у всех, услышавших этот волшебный перезвон.

Радость была у всех друзей Сергея Анатольевича Михайлова зимой 1998 года, когда он вернулся из Женевы в Москву.

Швейцарские власти принесли ему свои извинения за вынужденное насильственное задержание и выплатили компенсацию за причиненный моральный и психологический ущерб.

И на том спасибо…».

По материалам книги Город Солнца

И.В. Соколов

В.И Соколова