Выпускник школы № 3 (сейчас № 1000) примьер Михаил Касьянов

В школьном музее истории Солнцева, которым по праву гордятся авторы и на базе которого создана эта книга, есть красивый и скромный альбом «Они учились в нашей школе». Начинается он с фотографии выпускника школы № 3 (сейчас № 1000) Михаила Михайловича Касьянова, ныне премьер-министра России.

Приведем здесь очерк В.И. Соколова, опубликованный в газете «Хирург» Российского научного центра хирургии РАМН (номер за май 2000 года):

«Это было много лет назад. Я заведовал хирургическим отделением Солнцевской больницы, был молод. Операции, которые я делал, как правило, проходили успешно, мой авторитет был велик, меня знали почти в каждом доме поселка строителей новой высокоэтажной Москвы.

Мы с женой, которая преподавала английский язык в школе, тесно сдружились с семьей Андреевых — энергичных учителей, приехавших после войны в Солнцево.

Бывшие фронтовики, Зоя Михайловна и Петр Васильевич, построили свой дом напротив маленького подмосковного аэродрома, где командовала небольшим штатом летчиков-ис-пытателей легендарная Валентина Степановна Гризодубова, Герой Советского Союза.

Все свободное время мы проводили в этом доме, на его веранде и в молодом саду, где росла малина и неказистые груши, но где было очень уютно и дышалось легко в любое время года.

«Ты не мог бы посмотреть нашего соседа? — сказал мне Петр Васильевич. — Фронтовик, учитель математики, завуч школы. Он чем-то серьезно болен. Зовут его Михаил Федорович Касьянов, их дом на улице Народной, примыкает к нашему».

Перешагнув шаткий заборчик и пройдя десять шагов по саду, я поднялся на крыльцо, выкрашенное зеленой краской. Жена больного Мария Павловна Касьянова провела меня в комнату. Михаил Федорович сидел у окна и писал картину. На табуретке рядом лежал скромный самодельный мольберт, рядом стояла коробка с разноцветными тюбиками и банка с кистями разных размеров.

Михаил Федорович рассказал мне о своих жалобах, я его выслушал, осмотрел, прочитал выписки из истории болезни, внимательно изучил рулоны рентгеновских снимков.

Михаил Федорович поверил мне, мы подружились, вместе гуляли по улицам, он рассказывал о войне, о том, как был молод, как стал учителем, о своей милой Марии Павловне, двух дочерях и маленьком сыне, которому было четыре года.

Белокурый мальчик с синими глазами постоянно бегал в саду, сидел на крыльце, быстро перемещался по чистому просторному дому.

Позднее Михаил Федорович предложил написать на память о нашей дружбе какой-либо солнцевский пейзаж. Вскоре мы выбрали дорогой мне дом Андреевых, который в ту весну утопал в цветущих яблонях и грушах. Через неделю я получил подарок, достал раму и повесил картину дома над письменным столом.

В 1975 году Михаила Федоровича не стало, дом Андреевых снесли, по этому участку проходили водоводы Западной водопроводной станции.

Осталась только картина.

Сын Касьяновых Миша в 42 года станет премьером России, и мы, его соседи и друзья его родителей, начнем вспоминать о его детстве.

Жена моя, Инна Викторовна, была директором школы № 1000, где учился Михаил Касьянов. До сих пор трудится в школе его первая учительница Зоя Васильевна Михайлова. Она вспоминает о Мише тепло и спокойно — обычный ребенок, быстро решал трудные задачи, любил походы, спортивные соревнования, любил стрелять из лука, дружил с ребятами, не выделялся особо по делу и без дела.

Заслуженная учительница РФ Г. А. Травина, с которой мы давно дружим, была в те годы пионервожатой. Она вспоминает о Мише трепетно, но обычно, без низкопоклонства: нормальный пионер, хороший товарищ, труженик.

Автор вспоминает с понятной гордостью, что роль, которую исполняет сейчас Михаил Михайлович в новом прави-

тельстве России, исполняли В.И. Ленин с 1917 по 1924 год и И.В. Сталин с 1941 по 1953 год, что в этой же ипостаси выступали в свое время С.Ю. Витте и П.А. Столыпин, В.М. Молотов и Н. А. Булганин, А.Н. Косыгин и Е.М. Примаков.

Теперь классный руководитель Миши Касьянова Александра Архиповна Исаева едва успевает отбиваться от корреспондентов, ее отлавливают на даче и в школе, в огороде и дома, просят показать старые альбомы, фотографии.

…«Миша — это выпуск 1974 года. Хорошие были дети. У Миши были удивительные глаза, он нравился всем девушкам из нашего и параллельного классов, а женился он уже после армии на Ирочке Борисовой из старшего класса, тоже выпускнице школы.

Отличался Миша усердием в походах по Подмосковью. Мы систематически отправлялись тогда в колхозы помогать колхозникам собирать урожай. Миша работал как одержимый, за двоих, за ним не надо было присматривать, контролировать, он всегда делал все отлично.

А учился он как все — и тройки были, и пятерки».

После службы в армии Михаил Касьянов выбрал факультет «Дороги и аэродромы» в автодорожном институте, учился как все, но знал больше…

Последние десять лет, как оказалось, были чрезвычайно интенсивными для молодого специалиста — значительные прорывы в знании экономики, теории и практики финансовой жизни страны, совершенное знание английского языка, должности заведующего отделом в Министерстве финансов РФ, заместителя министра, министра финансов России.

17 мая 2000 года Государственная Дума проголосовала 325 голосами из 400 за утверждение Михаила Михайловича Касьянова премьер-министром России».

В интервью с Дмитрием Быковым, опубликованном в мае 2000 года журналом «Огонек», М.М. Касьянов рассказывает:

«Моя личная жизнь в отличие от российской экономики была, слава Богу, бедна экстремальными ситуациями и лишена драматизма. Российская же экономика в последние годы

являла собою грандиозную драму, с неожиданными поворотами, со всякими чудесными спасениями, — в общем, я и понимаю в ней, должно быть, больше, чем в том, что называется повседневной человеческой жизнью. У меня в последние три года ее и не было почти. Экономика — это вообще самое интересное, что бывает. Это психология, тактика, борьба, игра — это все вместе. Повседневному существованию далеко до таких страстей».

Интересный поворот придумал Дм. Быков в этом непростом интервью.

«Д.Б. Мне начальство заказало разговор с вами о личной жизни. Вот вы, насколько я знаю, один из немногих людей в высших эшелонах власти, кто женат единственный раз. Обычно смена статуса влечет за собою и смену партнера, тому примеров множество. А как вы умудряетесь уже шестнадцать лет без смены?

М.К. Ну, это не так много — шестнадцать лет в браке… У нас установка на большее. Поздний довольно брак, уже и после армии, и после института. Двадцать семь лет мне было. Что касается долговечности, то работа в правительстве, надо вам сказать, очень продлевает и укрепляет семейные союзы. Мы редко видимся. У меня сейчас личной жизни нет, нет даже выходных, по сути дела.

Д.Б. Про М.М. Касьянова точно известно, что осенью 1998 года он спас Россию от полного банкротства, добившись реструктуризации внутреннего долга. Не все знали, что это такое. Но что Касьянов спас страну от испуганных и злых кредиторов — это факт.

Правда, после того как ОРТ показало юношеские фотографии Касьянова, информации как будто прибыло. Девочками в школьные годы не интересовался. В армии служил в так называемой комендантской роте — роте почетного караула при комендатуре Москвы. Женат единственным браком, жена училась в той же школе классом старше.

Случилось так, что этот сюжет я смотрел вместе с Касьяновым. Времени на интервью среди рабочего дня у него нет. К девяти вечера выкроилось. Я не успел задать первый вопрос, как Касьянову позвонила жена, смотревшая «Время» дома: включай, там про тебя!

— Михаил Михайлович, это хоть правда все?

— Да, удивляюсь, откуда они столько всего взяли. И учительницу первую нашли… Но неточности есть, конечно.

— Типа?

— Типа того, что девочками я не интересовался. Покажите мне такого, который после восьмого класса не интересовался бы. Другое дело, что у меня были и другие интересы — более высокого, более… технического порядка.

— В смысле?

— А тогда же было время ВИА, меня интересовала всяческая электромузыкальная аппаратура, фузы, кавкушки. Я в школьном ансамбле играл. На ударных. В руках, думаю, до сих пор какая-то память осталась. Очень любил это дело. Потом я после седьмого класса получил юношеские права. Мне с самого детства ужасно машины нравились, копаться в механизмах я тоже люблю — мне нравится вообще понимать, как что-нибудь работает. Хотя первая собственная машина завелась у меня только в тридцать лет… если не считать той, что завелась в три, на педальном ходу. Но водил я с четырнадцати. Тогда прекрасный был кружок во Дворце пионеров. Я и в МАДИ пошел отчасти поэтому. Кстати, зря они удивляются, во «Времени», что меня там нет на доске краснодипломников. Дипломный проект у меня был действительно на «отлично», я его хорошо помню, касался он развития автодорожной сети в Молдавии. Насколько я понимаю, там все нормально обстоит сейчас с дорогами… Но красного диплома у меня не было — я и в школе, и в институте учился довольно средне. Из всех моих образований — я еще Высшие экономические курсы при Гос-плане окончил, работая там, — мне больше всего пригодились трехгодичные языковые курсы при Внешторге. Благодаря достаточно свободному английскому я почти все переговоры вел на языке оригинала. Думаю, это определенным образом влияло на репутацию и упрощало сближение.

— Михаил Михайлович! Что Вы думаете о бессмертии души?

— Я, скорее, думаю о том, что останется после меня. Насчет бессмертия никто ничего не знает, а насчет памяти, которую по себе оставляешь, — это в руках каждого. Я сделал кое-что хорошее. Я помогал расплачиваться с людьми, которые

годами не видели зарплаты. Я помогал спасать престиж России. Мы впервые с 1913 года выпустили в ноябре девяносто шестого еврооблигации. Они выпускались под имя Российской Федерации, фактически под честное слово. И платежи по ним никогда не прекращались. Я вел тяжелые переговоры — с Лондонским и Парижским клубами, помогал приходить к компромиссным решениям, которые одобряли не только в России, но и на Западе. А ведь после августа девяносто восьмого там говорили: «Лучше вывозить и есть российские ядерные отходы, чем вкладывать деньги в российскую экономику»…

Иногда перед сном я думаю, что от меня был прок на свете. Мог быть больше. И, надеюсь, будет. Но пока и на том спасибо».

А 25 мая 2000 года в средней школе № 1000 (бывшей солнцевской школе № 3), где учился Миша Касьянов, был праздник последнего звонка.

Премьер приехал сюда вместе с женой Ириной Борисовной, министром просвещения РФ, начальником Комитета образования Московского правительства. Праздник был необычно теплым. Когда автор этих строк, будучи научным консультантом школьного музея, вручал Михаилу Михайловичу Касьянову свою книгу «Записки хирурга», он увидел чистые слезы радости в глазах молодого премьера.

В книге было написано: «Желаю большого творческого счастья».

Воистину так!

По материалам книги Город Солнца, И.В. Соколова, В.И. соколов