Утки, кормление уток

Утки, кормление уток

Рассказывает Aeneus, с форума my-msk.ru. © Ссылка на источник


Как и в прошлом году, мне были назначены точки в Ново-Переделкино и Солнцево. Было бы неплохо ещё добавить несколько точек из Новой Москвы (например, поселение Воскресенское).

Поскольку в прошлом году я учитывал птиц в Ново-Переделкино и Солнцево, этот же верхний участок реки Сетуни достался в этом году. Лёг спать слишком поздно, поэтому ранний выход проспал. А как важно было проснуться пораньше, когда все кормители птиц ещё сидят дома, пьют чай с булкой и не мешают учёту! Я даже подумывал над созданием табличек «Пруд закрыт на учёт! Уток не кормить!» Знаете, когда перед вами несколько сотен уток, которые мечутся от одного пакета с хлебом к другому через весь пруд, смешиваются, крутятся, иногда даже запрыгивают друг на друга, очень сложно не сбиться со счёта.

Итак, первым пунктом был Солнцевский пруд, что рядом с кинотеатром «Солнцево». Интересно, что раньше кинотеатр назывался «Юность», и пруд также назывался «Юность». Как обычно, такое количество птиц, которых желательно пересчитать с минимальной погрешностью, вызвало у меня лёгкое чувство паники. Но я был вооружён.

Во-первых, у меня были штатив и фотоаппарат. С их помощью можно было сделать несколько панорамных снимков. Штатив нужен, чтобы выдержать горизонталь. В домашних условиях снимки совмещаются, после чего в фотошопе производится расчёт. Удобно создать дополнительный слой и двумя цветами ставить жирные точки на головах уток, которых уже посчитал. Вот когда в полной мере понимаешь этимологию слова «поголовье». Утки движутся с большой скоростью, поэтому обычная панорама не поможет, приходится анализировать, кто куда плыл, а кто развернулся и оказался в соседнем кадре. Тем не менее это самый точный метод. Так возникли следующие цифры: 675 крякв (380 самцов и 295 самок).

Второй метод — это прямой подсчёт. Им сложно считать самок и самцов отдельно. Считаешь десятками, после каждого десятка произносится вслух число десятков, желательно чуть громче, чтобы память хранила число. «1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9… тринадцать! 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, четырнадцать!..» Всё внимание направлено на то, чтобы с максимальной скоростью и точностью пробежаться взглядом по ещё неучтённым птицам. Желательно выбрать такой момент, когда утки сформировали на водоёме несколько стабильных групп и не перемещаются между ними. Также удобнее вести учёт «против движения», и хотя в этом случае утки быстрее проносятся через воображаемую линию, нет опасности повториться. Таким образом, все птицы пересчитываются несколько раз. Дальше смотрим, насколько расходятся цифры. Если расходятся сильно, следует поменять место, методику или повторить. Если нет, значит вы более-менее «попали» гаубичным способом.

Третий метод — подсчёт десятками по плотности. Обычно используется для летящих птиц, когда на всё про всё отводится несколько секунд. Сначала ловится подходящий момент, когда птицы более равномерно распределяются по водоёму и успокаиваются, после чего высчитывается первый десяток (ну или два десятка). Дальше прикидывается, сколько пространства занимает такая порция. Последующий счёт ведётся «на глазок» порциями. Удобно прикрыть один глаз и помогать пальцем, который держится на уровне носа и не даёт потерять направление счёта. Этот метод менее точен, зато иногда единственный возможный.

Вода в пруду в этом году была довольно грязной, в некоторых местах наблюдались радужные полосы масляной плёнки.

Во время очередного пересчёта моё внимание привлекла уточка с более тёмной головой, чем у остальных. Когда я подошёл поближе, удалось распознать в ней очень редкий вид — серую утку. Это был селезень, с тёмно-серым тонким клювом, коричневой головой, чёрным гузком, серым туловищем с пестринами и белыми «зеркальцами» на крыльях (это такие перья, которые проглядывают у уток по бокам, когда крылья находятся в сложенном состоянии, а во время полёта примерно там, где элероны высоты у самолётов).

Серый держался близко к берегу, в первых рядах хватал хлеб. Во время ожидания очередной порции еды очень нервничал. По-видимому, его личное пространство отличалось от городских крякв в большую сторону, поэтому он то и дело отгонял от себя «слишком близко» проплывающих уток. Но специально не нападал.

В какой-то момент все утки, как по команде, стали чиститься. Вы когда-нибудь слышали, как приближается ветер в лесу? Сначала неясный шорох, потом вы отчётливо слышите, что впереди вас растёт какой-то шум, глаз выхватывает вдали качающиеся кроны, шум нарастает, уже и ветки задвигались, дерево над головой проскрипело, шум становится всё больше, и вот вы уже на ветру. Так и тут. Сначала одна утка затрепетала крыльями. За ней другие две. Потом ещё несколько подхватило волну. Резкий плеск — нырнули. Эта полощет крылья. А эта пропала под водой. Минута — и весь водоём замелькал от копошащихся в перьях клювов, топорщащихся крыльев и взбиваемой пены.

Дальше предстояло обследовать участки Сетуни, где вода зимой не замерзает или замерзает редко. Это места, поросшие рогозом, пороги, перепады высот после плотин, сливы ливневой канализации и теплоэлектроцентрали. Но и тут важно присутствие человека, который подкормит, поэтому это ещё обычно мосты.

Так выглядит Сетунь всего лишь в нескольких километрах ниже по течению, чем Картмазово.
На мостике неподалёку от устья Верхнего Чоботовского ручья народ предусмотрительно оставил пакет с хлебом. Забыл хлеб дома? Не переживай, просто покорми уток.

Некоторые виды создают атмосферу небольшого горного городка в Швейцарии

На русле реки удалось насчитать всего лишь 11 крякв (7 самцов и 3 самки). Большая часть всё-таки предпочитает пережидать зиму на Солнцевском пруде, где хотя и конкуренция выше, но вдоволь еды.