Очаково. Дача в селе троекурово. Конец ХIХ века

Очаково. Дача в селе троекурово. Конец ХIХ века

В предисловии к первой книге «Солнцево — наш дом» было написано: «Наша страна меняется, меняется ее облик, ее правительство, но остается история Родины, история любимой столицы — центра России. Также остается и одновременно меняется поселок, город, 33-й район Москвы — Солнцево, который хорошеет, зеленеет, благоустраивается».

Все правильно. Здесь нечего добавить. Поселок, ныне крупный район Москвы, Солнцево — относительно молодой город вчерашнего Подмосковья, который иногда обидно называют «спальный район». В этом районе некогда спать, здесь слишком много работы, в том числе и для коренных москвичей, которые работают на Новом Арбате, а приезжают отдыхать в Солнцево. Нам больше нравится, когда говорят, что Солнцево — это «легкие Москвы», потому что вокруг высоких белокаменных домов здесь растут, как в XVIII веке, смешанные леса (ель, береза, дуб), и нет у нас труб, откуда в синее небо идет дым, а есть море чистой воды, которая рождается в хранилищах Западной водопроводной станции (ЗВС) и питает половину столицы чистой водой колодезной свежести и родникового вкуса.

Итак, есть две даты в истории Солнцева, которые имеют хрестоматийное значение для его жителей.

Поселок Солнцево. Это название было официально зарегистрировано 26 сентября 1938 года.

10 мая 1984 года в составе Москвы появился 33-й район. В него вошли город Солнцево, рабочие поселки ЗВС, Мещер-

Солнцево. Разъезд Суково 1890 год, с 1965 года станция Солнечная

Солнцево. Разъезд Суково 1890 год, с 1965 года станция Солнечная

ский, Внуково, Переделкино, Чоботы, Толстопальцево и деревни Суково, Орлово, Федосьино, Терешково, Лукино и Лазенки.

В книге А.М. Долгова и В.И. Соколова приведена интересная история наших мест, мало известная читателям до сих пор.

Любопытна в основном история окрестных деревень, имеющая ориентацию на старинные подмосковные усадьбы знатных людей, близких к царскому престолу (Орлов, Шереметев, Трубецкой, Колычев, Мусин-Пушкин, Демидов, Соллогуб, Херасков, Карамзин, Фонвизин, Радищев, Новиков).

Так, усадьба Лукино принадлежала некогда боярину Колычеву, служившему у Иоанна Грозного. Сын его Степан Андреевич Колычев — герой русско-турецкой войны; известен факт его личной встречи с Наполеоном в 1802 году в Париже. Другой Колычев, Сергей Васильевич, участвовал в Отечественной войне 1812 года, был награжден орденом Св. Анны, знал несколько языков.

Еще раньше появились первые сведения об известной Спа-со-Преображенской церкви, воздвигнутой в Лукине во имя святителя митрополита Филиппа (в миру Ф.С. Колычева). Усадьба и церковь с помощью архитектора Ф.Г. Солнцева (!) были перестроены в русско-византийском стиле; были выстроены жилые и хозяйственные пристройки (девятнадцатый век), башни и теремки, разбит парк с прудом; Преображенская церковь, закрытая в 30-х годах двадцатого столетия, была восстановлена в пятидесятых; после Великой Отечественной войны здесь размещается резиденция Патриарха всея Руси.

Недалеко от Внукова, между землями теперешнего совхоза «Московский» и Марьинской птицефабрикой лежит поселок Валуево, а в нем бывшая усадьба известного библиофила

А.И. Мусина-Пушкина — издателя и хранителя «Слова о полку Игореве». Теперь здесь санаторий Главмосстроя «Валуево».

Первое упоминание о вотчине бояр Валуевых относится к XIV веку. Начиная с XVI века до октябрьского переворота в России хозяева имения часто менялись. Архитектурный же ансамбль, законченный в XIX веке, остался. Это русский классицизм, где удачно сочетаются природный ландшафт и ансамбль красивых и удобных зданий, составляющий единую композицию.

1938 год Первый дом Туркова в Солнцево

1938 год Первый дом Туркова в Солнцево

Речка Ликова, охотничий домик, романтический грот, березовые аллеи радуют по сию пору жителей окрестных мест. Здесь снимались «Гусарская баллада» и «Война и мир» по роману JI.H. Толстого.

Очаково, входящее ныне в состав Западного округа столицы и сплошь застроенное многоэтажными зданиями, сто лет назад насчитывало около сотни крестьянских хозяйств, где проживала тысяча человек. Жители его охотно занимались садоводством, продавая овощи в Москве. Село известно историкам со времен Куликова поля, в 1380 году оно было подарено Дмитрием Донским своему другу Боброку-Волынскому.

В восемнадцатом столетии Очаково принадлежало известному русскому писателю М.М. Хераскову, автору поэм «Россияда» и «Чесменский бой». В гости к поэту приезжали

A.И. Фонвизин, Г.Р. Державин, А.Н. Радищев.

Недалеко от теперешней станции Алабино, где дачники охотно собирают осенью грибы, в XVIII веке располагалась усадьба знаменитого заводчика Демидова, село Михайловское некогда принадлежало генералу-губернатору Кречетнико-ву, усадьба Вороново — графу Волынскому, а позднее Воронцову. В 15 км от теперешней станции Балабаново при Василии II (1444 год) был заложен Пафнутьев монастырь.

В тридцатых годах по инициативе И.В. Сталина под руководством А.М. Горького на 16 км от Москвы близ станции Переделкино был заложен Дом творчества писателей, первыми его поселенцами были JI. Каменев, Б. Пильняк, И. Ильф, Е. Петров, К. Чуковский, В. Катаев, J1. Кассиль, А. Фадеев,

B. Иванов, В. Каверин, А. Веселый, Д. Бедный, А. Черный, Б. Пастернак.

Очень популярен музей Б.Л. Пастернака, открытый на его даче в феврале 1990 года.

Солнечным днем мы сфотографировали один из деревенских домов старого Переделкина. Он утопал в вишневых деревьях и цветах, заставляя усиленно биться сердце воспоминаниями об ушедшей молодости. Теперь Ново-Переделкино — суперсовременный микрорайон с домами повышенной этажности на фоне сурового елового леса.

Особняком стоит сюжет о лейтенанте Бардачеве Алексее Григорьевиче из Переделкина, погибшем в Берлине в 1945

1939 год Солнцево Амбулатория на Центральной улице

1939 год Солнцево Амбулатория на Центральной улице

году. Его имя высечено на мраморной доске, укрепленной на памятнике погибшим воинам. На сделанной нами фотографии стоит, живой и здоровый, племянник покойного офицера механизатор Алексей Никитин. Он живет в Солнцеве, пятьдесят лет назад был назван Алексеем в честь дяди.

Рядом с Переделкинским городком писателей — дачный поселок Чоботы, названный так потому, что торговые люди, ехавшие в Москву со своим товаром в XIX веке, часто совершали свой нелегкий путь в чоботах либо босиком, а здесь, в преддверии Москвы, мыли в ручье ноги и надевали сапоги.

В поселке по сей день сохранилась старинная церквушка, редкий памятник культовой архитектуры, охраняемый государством.

Поселок во многом сохранил свой прежний облик благодаря благоустроенным частным дачам за высокими заборами.

Нам удалось сфотографировать памятник погибшим воинам и легендарную Чоботовскую школу, где родился известный на всю страну призыв «Украсим Родину садами».

Не нашли мы здания амбулатории, известной с довоенных времен, и деревянных бараков туберкулезного санатория, где автор оперировал ночью больную туберкулезом с внематочной беременностью в далекие шестидесятые годы.

Давнюю историю имеет село Изварино, куда сейчас вплотную подступила юго-западная граница Москвы. Село было подарено в 1676 году боярину Ф.Ф. Куракину. В 1733 году князь А. А. Черкасский построил здесь Никольскую церковь, а потом церковно-приходскую школу. В XX столетии — с 1910 по 1940 гг. — в храме проходили службы, потом хозяином храма стал «Союзэкспортфильм», сейчас по инициативе энтузиастов храм восстановлен.

Интересна история села Федосино (XVIII век). Протекавшая здесь речка Олешенка (в корне слово «ольха») впоследствии и по сей день называется Сетунью. По записям 1627 года в селе была поставлена деревянная церковь Благовещения Пресвятые Богородицы. В 1736 году графиня E.JI. Апраксина пожаловала церкви каменную пристройку, в том же году новый храм был освящен.

Храм закрыли только в тридцатых годах, при советской власти, но окрестные крестьяне многие годы низко кланялись

Деревня Терешково Старейший житель Н.М. Леонов

Деревня Терешково Старейший житель Н.М. Леонов

«храму на 16-й версте», где расположено ныне Ново-Пере-делкино.

К юго-востоку от Солнцева до сих пор находится старинное село Саларьево. Оно известно нам с XIV века. Его название восходит к торговым людям из Сурожа, итальянцам Са-лари, что значит «солнечные». Сурожане Михаил и Дементий Саларьевы сопровождали Дмитрия Донского на Куликово поле, они хорошо знали дорогу в Орду. В селе Саларьево сохранилась церковь конца XVIII века. Этот редкий памятник архитектуры, построенный без единого гвоздя, также связан с походом Дмитрия Донского на Куликово поле.

Тесно примыкают к Солнцеву с одной стороны деревня Терешково, с другой — Орлово. И та, и другая попадаются в старинных документах XVIII столетия и даже раньше. Деревня Терешково сейчас частично снесена, на ее месте проложена современная автомобильная магистраль — Боровское шоссе. Когда-то среди деревенских изб прошлых лет, уже при советской власти, были здесь и изба-читальня, и четырехлетняя школа, и магазин, и Терешковский сельсовет. Председателем сельсовета работал АД. Буряк.

Деревня Орлово, ранее принадлежавшая графу Орлову, за последние полвека превратилась в малую улицу, где стояли покосившиеся домики, где жили старички и старушки. Новую жизнь деревне дало строительство Западной водопроводной станции, призванной питать водой юго-запад и запад Москвы.

В августе 2000 года мы с трудом отыскали хоть какую-ни-будь дорогу к месту, где когда-то находилось Орлово.

В зарослях бурьяна и крапивы нам открылась деревенская хата, на крыльце которой сидел Юрий Григорьевич Пафнуть-ев. Он родился в Орлове 60 лет назад, раньше это было, по его словам, богатое село, где были кузница, церковь, лабаз, несколько лавок и бань. В каждом доме была корова, поросенок, гуси и куры.

Сейчас вокруг бывшей деревни выросли высокие жилые дома поселка ЗВС, новая школа, а в самом центре деревни сооружается по инициативе Юрия Михайловича Лужкова гигантская гора для катания на горных лыжах. Пока что это ог-

Деревня Суково Р.И. Климова

Деревня Суково Р.И. Климова

ромный карьер, а рядом — идущая в небеса дорога, по которой карабкаются бульдозеры.

Авторам книги идея создания горнолыжного курорта в деревне Орлово представляется неясной.

У деревянного колодца, заросшего крапивой по самый конек, нам повстречалась пожилая женщина с умным лицом. Это оказалась Ольга Александровна Черкасова, экс-повар больницы 4-го главного управления Министерства здравоохранения СССР на улице Грановского (ныне Романов переулок).

По старой привычке она боится сказать незнакомым людям лишнее слово, но с удовольствием, однако, вспоминает, как готовила бифштексы с кровью для Е.И. Чазова, когда он болел и лежал в этой больнице. Сейчас Ольге Александровне 70 лет.

В самом начале XX века чрезвычайно популярным был поселок Князь-Мещерский (ныне просто Мещерский), построенный на земле князя С. Мещерского севернее станции Во-стряково.

Щедрый и добрый князь, по слухам, давал местным крестьянам большие наделы земли, которые частично обрабатывались, частично сдавались на дачи московским врачам и учителям. До сих пор на месте этих красивых и старых дач сохранились столетние дубы, сосны и ясени, до наших дней сохранили свое название Княжеская улица, Мещерский проспект, Дачно-Мещерский проезд.

Издавна дачный поселок славился прудами, добротными купальнями с лодками, чистым лесом. В 1941 году лес порубили на танковые заграждения. После войны местные жители посадили на вырубках березы и ели, которые по сей день охраняют их от пыли Московской окружной автодороги и грохота железнодорожной магистрали.

К моменту сдачи книги о Солнцеве в печать деревня Суко-во уже не числилась в официальных документах в муниципалитете.

Справа от Боровского шоссе, где дорога под углом сворачивает к современным многоэтажкам Ново-Переделкина, стоит как воспоминание о войне скромный обелиск с изображением российского солдата. Рядом с ним — крестовины сваренных рельс, яркие полевые цветы и белые мраморные

доски с черными буквами фамилий погибших на войне жителей деревни.

А дальше — деревья и кустарники, бездорожье и пепелище, редкие звуки тоскливого собачьего лая и человеческая память, которая еще жива в воспоминаниях редких старожилов.

Нам удалось в глубоких зарослях разыскать, наверное, последний дом в деревне, где живет 75-летняя Раиса Ильинична Климова. Дом ее в окружении «золотых шаров» за деревенским забором чудом сохранился и попал в эту книгу одиночным реликтом. Муж Раисы Ильиничны Михаил Алексеевич, 84-х лет, лежал в доме и во двор не выходил. Раньше был он «лихим командиром», возил на большой и красивой машине начальника Генерального штаба Советской Армии. Сын Виктор — авиационный техник во Внукове, живет отдельно, второй сын — инкассатор Госбанка.

Раиса Ильинична не жалуется, привыкла к одинокой деревенской жизни, живет в Сукове пятьдесят лет.

Нам удалось увидеть в ее глазах зарницы прежних веселых, трудовых лет, только порой, когда заходило за тучки капризное летнее солнце двухтысячного, предательски блестела в самом углу ее ранее молодецких, удалых глаз дымная сизая слеза, напоминающая росу на ягодах черной смородины. Может быть, потому что рядом, у ног ее, был полон ягодами корявый, уцелевший с годами смородиновый куст…

Тесно примыкает к Солнцеву деревня Терешково, которая сейчас почти полностью снесена, через нее проложено скоростное Боровское шоссе.

В одном из уцелевших домов бывшей деревни авторам удалось отыскать Николая Михайловича Леонова, который родился здесь в 1929 году.

Отец его, Михаил Петрович, был кустарем, слесарничал, делал замки, точил косы, работал по металлу. В деревне Терешково было 60 дворов — по 30 с каждой стороны дороги, вымощенной камнем. На левой стороне дороги жили кустари, которые «сажали щетки» (изготовляли разные виды щеток — металлических и из щетины). Изделия возили в Москву, на базар. На правой стороне жили слесари, которые делали замки для сундуков — внутренние и наружные, накладные, а также петли и металлические оковы. Несколько раз в году ездили в

Москву, везли хозяину на Крестовскую заставу три воза замков и петель. На вырученные деньги покупали хлеб, красный сахарный песок, колбасу, мыло и керосин и непременно заезжали на свалку, где собирали полные возы металлических обручей от старых кадушек. Из этих обручей делали замки, петли и металлические оковы для сундуков.

В Терешкове была часовня, где отпевали усопших, большой пожарный сарай (хозяин Митька Буторов), на месте которого потом построили магазин (продавец Надежда Ивановна), в центре деревни стоял большой постоялый двор, где уже после революции работали столовая, клуб и школа на четыре класса.

Николай окончил эту школу, учился в сельской школе в Румянцеве (7 классов), выучился на монтера, принимал участие в электрификации деревни перед войной. Мать Николая, Марфа Афанасьевна Леонова, была колхозницей, работала в поле, 15 лет была депутатом поселкового совета.

Председателем колхоза в Терешкове до войны был Иван Васильевич Шустров.

Николай Михайлович вспомнил, как в 1934 году возле их дома останавливался член правительства Алексей Иванович Рыков. Он ехал на свою дачу в имение Валуево, у его машины спустило колесо. Шофер машины, одетый во все кожаное, зашел к отцу и попросил помочь.

А.И. Рыков — высокий, красивый прохаживался возле дома со своей красавицей женой, одетой в шелковое длинное платье и пуховый платок…

ВЕСНА В СОЛНЦЕВО

То снег с дождем, то среди ночи грозы,

И заставляют взяться за перо

Наивные кавказские мимозы

В руках у женщин у дверей метро.

Упругие и взбалмошные ветры,

Запутавшись в мельканьи подолов,

Срывают легкомысленные фетры

С задумавшихся девичьих голов…

Ныряют утки в ледяной купели,

Все ждут по радио благих вестей,

Лишь те, чьи дни рождения в апреле,

Готовят стол для дорогих гостей.

С сосульками вдоль мощного карниза

Ручьем бежит, кокетлива, юна,

Избалованная каприза,

Девчонка босоногая — весна.
1978

Город Солнца, И.В. Соколова, В.И. Соколов