Бард и геофизик Александр Городницкий

Знаменитый бард и известный учёный-океанолог Александр Городницкий в представлении не нуждается. Родившийся в Ленинграде и ребёнком переживший первую блокадную зиму, он с 70-х годов считает себя москвичом. Некоторая часть его биографии связана со «старым» Переделкином, а именно с районом частной застройки, известным как «писательские дачи». Сейчас «инженеров человеческих душ» в тех краях почти не осталось, если не считать писательских музеев. Но в годы хрущёвской оттепели и раннего застоя литературная жизнь в Переделкине была довольно бурной. Александр Городницкий не остался от неё в стороне, написал песню, которая так и называется – «Переделкино». Совершенно мистическая вещь. В ней и об электричке с Киевского вокзала, и о переделкинском кладбище, и о Спасо-Преображенской церкви, и о чувстве светлой грусти, которая охватывает каждого неравнодушного человека в этих местах…

Вот что об истории этого маленького шедевра авторской песни рассказал сам бард, недавно побывавший с концертом в одном из переделкинских музеев:

– Много лет назад я жил в Переделкине на даче вдовы известного советского писателя Юрия Николаевича Либединского Лидии Борисовны. Была ранняя весна. Лидия Борисовна, надо сказать, была дружна с замечательным поэтом Михаилом Светловым, и вся дача была буквально увешана его портретами и шаржами на него. Последние были работами известного советского карикатуриста Иосифа Игина, который тоже часто бывал на этой переделкинской даче. И вот там промозглой ранней весной как бы само собой родилось стихотворение, ставшее позднее песней «Переделкино». В ней есть такие строчки:

И на даче пустой, где не хочешь, а пей-ка,
Непонятные горькие сны,
Заскрипит в темноте под ногами
ступенька,
И Светлов подмигнёт со стены.
И поверить нельзя невозможности Бога
В ранний час, когда верба красна.
И на заячьих лапах, как в сердце –
тревога,
В Переделкино входит весна.

© Ссылка на источник