Классическая музыка – это искусство. Заключая в себе художественно-образное отражение жизни, она обладает силой наибольшего эмоционального воздействия на человека. И если объединить все существующее определения и метафорические сопоставления, данную музыку необходимо признать явлением духовным, возвышенным, требующим к себе исключительно ответственного отношения.

— Известно, феномен русской фортепианной школы основан, прежде всего, на преемственности традиций великих педагогов прошлого века, — отмечает директор Детской музыкальной школы имени Ф.И. Шаляпина, Почетный работник культуры города Москвы Ирина Владимировна Стрыкова. – При этом на сегодняшний день, музыкальные образовательные стандарты нашей страны справедливо признать всеобщим культурным достоянием. Ежегодно наши ребята побеждают на международных конкурсах, выступают в программах престижных фестивалей, а также становятся участниками различных образовательных проектов, реализация которых осуществляется не только в России, но также на территории ряда стран Европейского союза. Кроме того, основным элементом образования юных музыкантов были и остаются практические мастер-классы, в рамках которых ребята учатся приемам профессионального интонирования, звукоизвлечения, а также фразировки. Именно поэтому, открытый урок, который провел в стенах нашей школы профессор Амстердамской консерватории Хокон Эустбё, несомненно, является не только долгожданным, но также необычайно значимым событием!

Следует отметить при этом, указанное мероприятие состоялось 11 февраля текущего года и, согласно решению организаторов, подразумевало совершенствование пианистического мастерства учащихся старших классов вышеупомянутого образовательного учреждения района Солнцево.

— Вниманию маэстро были представлены произведения Феликса Мендельсона, Роберта Шумана, Ференца Листа, а также Сергея Рахманинова, — уточняет заведующая фортепианным отделом школы, Почетный работник культуры города Москвы, преподаватель Екатерина Артемовна Агаджанян.

При этом, несмотря на волнение, царившее в указанный день в зале, а также профессиональную сосредоточенность маэстро, отнюдь не располагающую к интервью, корреспонденту нашего издания удалось задать именитому музыканту несколько вопросов:

— Насколько мне известно, вы имеете опыт выступлений на территории нашей страды, когда впервые вы посетили Россию?

— Да, я неоднократно бывал здесь, при этом первое мое выступление в России состоялось в 1985 году.

— С тех пор прошло больше тридцати лет, многое изменилось, верно? Необходимо признать, долгие годы классическая музыка считалась привилегией избранных в нашей стране, однако сейчас мы наблюдаем повсеместное развитие данной культурной сферы. Открываются новые концертные залы, музыкальные школы, совершенствуется система образования, наверное, изменилась и публика?

— Действительно, многое поменялось за эти годы, однако публика, ее необыкновенно осознанное восприятие музыки осталось неизменным. Я играл во многих городах, не только в Москве и, должен признать, мне очень нравится выступать в России.

— Замечательно, но думаю, подобное отношение к нашей стране основывается не только на искренней преданности публики… Мне известно, что наравне с произведениями французского композитора Оливье Мессиана, ключевое место в вашем репертуаре занимают сочинения Александра Скрябина, это так?

— Да, после обучения в Парижской консерватории я имел возможность совершенствовать свое мастерство под руководством маэстро Мессиана, однако творчество Александра Скрябина также занимает наиболее заметное место в моей исполнительской практике.

Необходимо отметить, на сегодняшний день, герой нашего интервью является лауреатом целого ряда международных конкурсов, в том числе Национального конкурса французской гильдии солистов (Париж, 1970 год), Международного конкурса в Мюнхене (1974 год),  а также конкурса Равеля (Париж, 1975 год). Кроме того, согласно решению норвежских музыкальных критиков, в 1992 году Хокон Эустбё был удостоен звания «Исполнитель года». При этом необычайно тонкие и проникновенные студийные записи музыканта также получали наивысшую оценку, заключающуюся в неоднократном присуждении маэстро премии «Spellemann».

— И последний вопрос, сегодня в нашей стране очень много детей занимается музыкой на профессиональном, а также предпрофессиональном уровне. Подобное явление объясняется, прежде всего, высоким уровнем педагогического мастерства, зачастую основанного на разработках таких великих музыкантов, как Александр Гольденвейзер или, допустим,  Генрих Нейгауз. И вместе с тем, несмотря на превосходный результат данной образовательной стратегии, как вы оцениваете мастерство наших юных исполнителей? Возможно, существуют нюансы или даже проблемы, решение которых требует некоторого изменения существующей системы преподавания?

— Отвечая на данные вопросы я, прежде всего, хотел бы отметить, что восхищаюсь российской фортепианной школой, образовательная методика которой позволяет не только выявить талант у детей младшего возраста, но также сформировать его на качественно-высоком, сценическом уровне. При этом единственную опасность традиционного стиля преподавания я вижу в риске нивелирования исполнительской индивидуальности ребенка. Я много думал над этим вопросом, решение которого, разумеется, должно быть найдено в соответствии с тенденциями современного времени. И вместе с тем я признаю, у меня нет опыта работы с маленькими детьми, однако подразумевая в каждом из них неповторимую, творческую личность, я хотел бы предостеречь их наставников от излишнего профессионального давления, которое может помешать росту, а также исполнительскому становлению музыкальной личности.

© Ссылка на источник