С лета 1895 года «Общество Киево-Воронежской железной дороги» приступило к строительству новой магистрали, которая в будущем должна была соединить Киев с Москвой. В конце июля 1899 года объявили, что с 1 августа 1899 года имеет быть открыто правильное движение поездов на участке Москва-Брянск. Состоялось торжественное открытие нового пути. Преосвященный Нестор окропил ленту святой водой и при громких криках «Ура!» первый пассажирский поезд тронулся в путь в сторону Переделкина. И потянулись в наше Переделкино зажиточные люди, чтобы в красивом месте Подмосковья построить дачи для отдыха. В печатных источниках можно встретить такие данные: к 1917 году в поселках Чоботы, Лазенки и Лукине существовало около 100 дач.


Дачу для своей жены книгопечатник А. Левенсон доверил построить самому модному в то время архитектору Ф. Шехтелю. Федор Осипович Шехтель оправдал доверие заказчика. В 1900 году на высоком берегу Сетуни возник расписной деревянный терем. До сих пор дача Левенсона считается самым оригинальным произведением известного мастера в неорусском стиле. Не сохранились работы архитектора в том же стиле, спроектированные им в 1901 году для проходившей в Глазго международной выставки. Поэтому наш чоботовский теремок был уникальным произведением мастера, который необходимо было сохранить. Но во времена советской власти дача была превращена в коммуналку. Дом перестраивали, достраивали. Печи топили углем, и им завален был навес, пристроенный к дому. К 70 годам от прежнего великолепия здания оставалась только невозмутимая птица «Сирин» с гордо поднятой косичкой, украшавшая в былые времена шпиль «теремка». Единственное деревянное творение архитектора Ф. Шехтеля пришлось разобрать полностью. В настоящее время реконструкцию этой дачи можно увидеть на улице Чоботовский проезд.
Дача, которая стояла на месте Дома культуры «Луч» ул. Чоботовский проезд принадлежала с 1900 года московскому городскому голове Челнокову М.В. Крупный промышленник, домовладелец, общественный деятель, Челноков был депутатом II—IV Государственных Дум; с 1914 по 1917 год — московским городским головой, одним из лидеров кадетской партии. Он руководил Московским правительством рекордно короткий срок — 6 дней, в один из самых драматичных периодов в истории города — время двоевластия. Михаил Васильевич Челноков занимал должность комиссара Временного правительства по Москве с 1 по 6 марта 1917 года. Роль руководителя хозяйством Москвы оспаривали комиссар Временного правительства и Совет рабочих и солдатских депутатов. Менее недели пребывая у власти, он успел провести в городе амнистию политических заключённых, легализовать деятельность политических партий, ликвидировать цензуру, но, будучи умеренным либералом, не смог вписаться в сложную обстановку радикальных перемен.
Двухэтажный дом рядом с Домом Культуры «Луч», который сгорел совсем недавно уже в XXI веке, в советское время занимал Чоботовский поссовет. На первом этаже располагалась Чоботовская библиотека. Построил эту бывшую дачу управляющий кондитерской фабрики Эйнема – Гейс Ю.Ф. Торговая деятельность компаньонов шла успешно. В 1867 году Эйнем вместе со своим компаньоном Гейсом строит здание большой по тем временам фабрики на Софийской набережной. На содержание фабрики было выдано свидетельство 8 июля 1867 года №11828, московским обер-полицмейстром. В Центральном Государственном Архиве г. Москвы под №7265 значится: «Эйнем, товарищество паровой фабрики шоколада, конфет, и чайных печений. Год основания 1867. Местонахождение Москва, Софийская и Берсеневская набережная». На этой фабрике была установлена паровая машина, что позволило применять паровую силу. У Эйнема работало всего 20 рабочих, но в это время фабрика считалась значительной.
После смерти Ф.К. Эйнема в 1878 году фабрика перешла в руки Гейса, сохранив прежнее название. Фирма «Эйнем» пользовалась большим авторитетом. Это учел предусмотрительный Гейс, оставив за фабрикой прежнее наименование и оговорив при покупке, что родственники Эйнема в течение 25 лет не будут открывать предприятий под своим именем. Под руководством Ю. Ф. Гейса производство неуклонно расширялось и совершенствовалось. Визитной карточкой фирмы «Эйнем» стало голландское какао, производившееся по новейшей технологии из лучших сортов какао-бобов. Оно не уступало по качеству голландским изделиям, но было значительно дешевле. Уже в конце ХIХ века Товарищество экспортировало свою продукцию в Персию, Китай и на Ближний Восток. В 1913 году фирма стала поставщиком Двора Его Императорского Величества. В 1886 году было основано в Москве Товарищество «Эйнем». В число членов правления, кроме купца 1 гильдии Гейса Юлия Федоровича, входили его сыновья Владимир и Юлий Юльевичи Гейсы. В 90-х годах XIX века фабрика превратилась в одно из крупнейших кондитерских предприятий Москвы. На Софийской набережной Гейс и его компаньоны возвел новое трехэтажное здание, а в 1889 году построили еще одно новое здание фабрики на Берсеневской набережной реки Москвы. После революции продовольственный и топливный кризисы довели фабрику до упадка. Выпуск продукции составлял лишь 15% дореволюционного уровня. Разрушенное с трудом восстанавливалось. В 1922 году фабрика стала называться «Красный Октябрь». И имя Юлия Федоровича Гейса забылось. В даче Гейса размещались при Советах различные учреждения. Поселковые власти выехали из этого дома с образованием Солнцевского района Москвы, а библиотека переехала в новое помещение в район Солнцева в начале 90-х годов.
Дачу, где в советское время был Дом отдыха ЦК ВЛКСМ, построил, по рассказам старожил, врач Черноховский. В этом доме до ареста подолгу жил известный лидер комсомола Александр Васильевич Косарев. Он родился в 1903 году в бедной семье, в которой было пятеро детей. Закончил два класса начальной школы. В 8 лет поступил работать на цинково-лудильный завод. В 15 лет вступил в комсомол, а в 16 – стал членом коммунистической партии. С 1929 по 1938 год Косарев являлся генеральным секретарем ЦК ВЛКСМ. В 1938 избран депутатом Верховного Совета СССР. Имел в комсомоле непререкаемый авторитет, пользовался широкой популярностью, считаясь одним из наиболее перспективных партийных деятелей. Одно время даже считался фаворитом И.В. Сталина. он был одним из немногих, если не единственным, кто посмел действовать наперекор прямым указаниям Сталина. Сталин держал чистку в комсомоле под своим неослабным контролем и прямо направлял её. В этой работе он опирался прежде всего на Косарева, ставшего генеральным секретарём ЦК ВЛКСМ в 26 лет. В стране был создан «малый культ» Косарева, его именем были названы Центральный аэроклуб Осоавиахима, горно разведывательный институт, танк новейшей конструкции, пограничные заставы и отряды. В 1937 году масштабы репрессий в комсомоле перестали удовлетворять Сталина. Он потребовал «пересмотреть позиции и возглавить борьбу с врагами народа». После этой беседы Косарев сказал своим товарищам: «Никак не могу понять, откуда у нас взялось столько врагов». Эту же мысль он повторил в разговоре со своей женой: «Что делать? Сталин требует людей. Он требует голов… Кого я могу назвать? Где враги?». Его дочь Елена Александровна Косарева написала о том времени: «Когда в тридцатых начали набирать темпы репрессии, заранее было известно, что Косарев попадет в эту мясорубку. Многие завидовали его популярности в народе, многих раздражала его независимость. Ежов и Берия знали, как настроить Сталина против Косарева. Они начали нашептывать вождю, что Косарев не только не помогает выполнять план по борьбе с «вредителями» и «врагами народа», но и просто мешает органам, защищая своих товарищей. Судьба комсомольского вожака была предопределена». В ноябре 1938 года А.Косарев был снят с поста 1-го секретаря и выведен из ЦК «за грубое нарушение внутрикомсомольской демократии, бездушно-бюрократическое и враждебное отношение к честным работникам комсомола, покровительство морально разложившимся, спившимся чуждым партии и комсомолу элементам» и арестован. Сам Лаврентий Павлович Берия явился арестовывать его. Дальше из воспоминаний Елены Александровны: «Я смутно помню арест отца. Вспоминаю только, как няня меня разбудила и начала быстренько одевать, вернее, просто засунула меня в одежду и потащила куда-то. К бабушке, как потом оказалось. Помню еще ее умоляющий шепот: «Молчи, молчи, детка». И еще: «Никому не говори про папу и маму». Тогда же арестовали и маму». 22 февраля 1939 года Косарев был приговорен к смертной казни по обвинению в антисоветской и террористической деятельности.. В 1954 году Александр Косарев был реабилитирован, в 1989 восстановлен в партии. Руководство ЦК ВЛКСМ помогло установить мемориальную доску в память о репрессированном комсомольском лидере на «Доме на набережной».
Страницы истории этой дачи после 1953 года были уже не такими мрачными. 15 апреля 1961 года, на следующий день после торжественной встречи на Красной площади, первый космонавт Земли Юрий Алексеевич Гагарин со своей семьей стали гостями Дома отдыха ЦК ВЛКСМ в Переделкине. Позже неоднократно Юрий Гагарин бывал в этом доме отдыха. В разное время здесь отдыхали поэты, композиторы, знаменитые спортсмены. От Дома приемов в Переделкине ЦК ВЛКСМ избавился еще в 80-е годы. В последние годы дачу разобрали и перестроили. До последнего ремонта здесь располагалась «Вилла Переделкино».
При советской власти первые участки для застройки в Чоботах получили жители села Федосьино. Одним из них был ранее упомянутый Гавриил Сергеевич Ратников. Его дочь Евгения Гавриловна поделилась воспоминаниями и документами, которые помогают собрать сведения о нашем крае. В 20-30 годах в одни чоботовские дачи стали заселяться работники московских фабрик и заводов, которым давали здесь жилплощадь. В других открывались государственные учреждения. В домах помещика Леонова был открыт Противотуберкулезный диспансер и санаторий. Сейчас на этой территории размещается авторемонтная мастерская и частные владения. На даче фабриканта Людкевича открыли детский дом им. Савельева. Дети из этого детдома ходили учиться в чоботовскую школу до его закрытия в середине 60-ых годов.
В поселке Чоботы до 1933 года своей школы не было. Ребятишки ходили учиться в Суково и Федосьино. После постановления о всеобщем обязательном образовании сначала в одной из дач открыли начальную школу, а затем перед войной построили кирпичное двухэтажное просторное здание. Эту школу закончили многие коренные жители Переделкина. Были у этой школы добрые традиции и прекрасные учителя. Частыми гостями школы становились писатели, которые жили рядом в «Городке писателей»; ветераны компартии и Великой Отечественной войны. В память о героях войны в школе был создан прекрасный музей, основанный на документах, которые собирали ученики под руководством учителей. Они же стали инициаторами открытия стелы-памятника погибшим воинам-землякам. Утром 18 февраля 1947 года наша чоботовская школа проснулась знаменитой. В этот день было опубликовано обращение коллектива школы ко всем школьникам страны, которое вызвало массовое юннатское движение «Украсим родину садами!». На этот патриотический призыв откликнулись учащиеся многих школ нашей страны. Десятки писем приходили в школу из Сибири, Дальнего Востока, Северного Урала. В первые послевоенные годы, когда страна только заживляла раны, возникла острая необходимость действительно украсить садами выжженную и разоренную землю. В Чоботовской школе силами педагогов и учащихся был создан сад на полутора гектарах земли, теплицы, частные участки, на которых школьники занимались селекцией и с гордостью получали грамоты и подарки на ВДНХ за проделанную работу. Все школьники от мала до велика работали в школьном саду и помогали совхозным хозяйствам.

Наталья Царевская