Скандально известный шансонье Ося Солнцевский восстанавливает свою гостиничную империю. Несмотря на уголовное дело и массовые протесты жителей поселка Толстопальцево на месте снесенных нелегальных общежитий начали расти новые здания. Бизнес музыканта соседи уже сравнивают с гидрой: вместо одной отрубленной головы вырастает две.

В Толстопальцеве еще не успели вывезти строительный мусор после сноса нелегальных ночлежек, а неутомимый шансонье Ося Солнцевский уже начал строить новые.

«Завозит стройматериалы заново и начинает новое строительство нового общежития, наплевав на все законы. Нам угрозы идут постоянно с его стороны и от его мигрантов тоже», — говорит жительница Толстопальцева Галина Кондратьева.

На одном участке готовят фундамент. Чуть дальше — также на месте снесенного — успели построить целый дом. Прораб Батыр уверяет, что строит не очередные трущобы для мигрантов..

— Вы сейчас можете ответственно заявить, что здесь не строится отель, куда потом заселятся десятки людей?

— Клянусь, такого не будет. Он чисто для себя строит вот этот домик, — заверяет трудовой мигрант.

Шансонье Ося Солнцеский был ремонтником мебели, риелтором, даже помощником депутата. Но со всей мощью его предпринимательский талант раскрылся именно в строительстве ночлежек. Как и сам Ося, его бизнес-схема — пережиток 1990-х. Он скупает микродоли. Затем сносит полдома и очень стремительно возводит трущобы для мигрантов.

— Я предприниматель, — говорит о себе шансонье.

Уже десять лет жители поселка Толстальцево ведут войну с целой сетью ночлежек. В прошлом году они, наконец, добились сноса двух таких нелегальных отелей.

— Ура! Беспределу конец, беззаконию конец, — радовались тогда жители.

Радость была не долгой. Бизнес поющего отельера Сергея Дятлова, известного под сценическим псевдонимом Ося Солнцевский, как гидра. Сносят одно нелегальное общежитие — он строит два.

— Читаю воровской словарь. Блатной жаргон — есть феня! – беззаботно поет Сергей Дятлов.

В нелегальной ночлежке 20 комнатушек на трех этажах. Подниматься приходится по деревянной лестнице. Видно, что проводка периодически подгорает. Вокруг кучи мусора и полнейшая антисанитария.

— Это большая тюрьма. Если бы народу показали, как в тюрьме люди живут, тогда бы они не попались, может быть. Очередь в туалет, горячей воды нет, — говорят постояльцы нелегальной ночлежки.

Они, может, и живут как в тюрьме, но сами держат в страхе жителей целого поселка. Наркотики, драки, воровство — обычные будни Толстопальцева. Плюс антисанитария.

Особое недовольство у жителей вызывает канализация, которая течет прямо по улицам. Везде фекалии, испражнения.

— У нас стационарной канализации в поселке нет.

Штрафы и уголовные дела Осе — все нипочем. Только при журналистах теперь не хвастается, как прежде, творческими успехами, а скромно молчит.

— Почему вы начали строительство снова?

— ***.

На свои концерты Ося Солнцевский завлекает посетителей прямо в собственных трущобах. У входа на видном месте висит плакат, который приглашает на концерт настоящего шансонье.

Жители Толстопальцева концертами Оси Солнцевского сыты по горло. И с нетерпением ждут суда.

В ближайшее время должен решиться вопрос о сносе оставшихся ночлежек. Правда, пока будет длиться процесс, здесь построят новые. Остановить неутомимого шансонье может возбужденное уголовное дело о фиктивной регистрации иностранных граждан. Правда, пока официальных обвинений Осе никто не предъявлял.

© Ссылка на источник