Каждый житель многоквартирного дома ежемесячно получает квитанцию, в которой есть графа «Капитальный ремонт». За каждый квадратный метр жилья управляющая компания берет с нас 15 рублей (с 1 июля – 17 рублей). Но собирает эти деньги не «Жилищник», обслуживающий большинство домов в районе Солнцево, а региональный оператор «Фонд капитального ремонта города Москвы». Для сравнения: с одного девятиэтажного дома по ул. 50-летия Октября в год фонд собирает около 1,3 млн рублей, а для 500-квартирной новой высотки по ул. Богданова сумма за год – уже 3,5 млн рублей. Суммы не маленькие и могут составлять до 20 % от стоимости коммунальных услуг. Конечно, все понимают, что бетон и сталь не вечные и когда-нибудь потребуют замены.
В районе хватает старого жилого фонда, срок службы которого насчитывает почти полвека. Вопрос ремонта для жильцов таких домов жизненно важен. Жильцов новых домов это коснется позднее, но это не значит, что надо забыть о столь серьезных суммах сейчас и опомниться, когда нужно будет делать ремонт крыши, труб, лифтов или мусоросборников.


Ситуация такова, что не делается различий для старого и нового жилого фонда – все деньги складываются на единый счет для всей Москвы. В каждом округе есть чиновники, которые отвечают за проведение капитального ремонта, они определяют, кому дать наши деньги, а кто подождет. Перечень работ здесь обширен: ремонт крыши, подвала, систем электро-, водоснабжения, фасада, лифтов и многое другое.
Опытом столь сложного и ответственного мероприятия с нами поделились члены правления ЖСК «Молодежный».
Председатель ЖСК «Молодежный» (ул. Богданова, д. 8) Хакимов Алексей Игоревич рассказал, с какими проблемами столкнулись жильцы при проведении капремонта в их доме.
Корреспондент: Скажите, почему было решено проводить капитальный ремонт вашего дома?
Хакимов А. И.: Мы уже давно добивались его проведения. Наш дом 1971 года постройки. Глубокая благодарность моим предшественникам за то, что дом содержался практически в идеальном состоянии и до 2008 года управлялся самим ЖСК. Но годы идут, дом стареет. Ему уже скоро полвека. Однако он не попадает ни в какие программы реновации, поэтому его необходимо поддерживать всеми силами, ведь он из той же эпохи, что и пятиэтажки.
К.: Какие проблемы были при проведении капремонта.
Хакимов А. И.: Во-первых, мы узнали о нем внезапно. Весной 2016 года нам повесили информационный стенд о том, что будет капремонт. Во-вторых, нам никто не предоставил документацию до момента встречи с работниками префектуры ЗАО, а это произошло, когда нам уже делали чердак. Подрядчик, который проводил ремонт, не содействовал нам в данном вопросе, ссылаясь на то, что документов у него нет (что, конечно, было неправдой). Помимо того, что мы были в полной информационной блокаде, мы не получали никакого содействия со стороны местного самоуправления.
В итоге мы все-таки получили документацию на ремонт. И вот что выяснилось. В перечне работ, утвержденных фондом капремонта, значились те работы, которые проводились в нашем доме совсем недавно. Необходимые же работы отсутствовали! Например, замена стояков холодного и горячего водоснабжения была в 2006 году и явно не требовалась. В то же время согласно дефектовке был необходим ремонт балконов (гидроизоляция, оштукатуривание, покраска), крыши (утепление чердачного покрытия, замена кровельного покрытия), окон в подъезде, износ которых – 50 %.
К.: Подрядчик проводил все указанные в перечне работы?
Хакимов А. И.: Нет. Подрядчик пошел по квартирам и стал убеждать жильцов не трогать стояки, раз их недавно меняли. Жильцы, конечно, отказывались от замены стояков: зачем рвать здоровый зуб и вставлять имплант только по причине лишних денег на медстраховке. Но при этом они понимали, что в действиях подрядчика что-то неладно. И сформировалось стойкое негативное отношение как к подрядчику, так и к капитальному ремонту. Недоверие, а потом и безразличие.
Член правления ЖСК: Главная несправедливость в том, что пять соседних домов были отремонтированы незадолго до нашего в полном комплекте: остекление балконов, замена окон на стеклопакеты, ремонт ограждений балконов, утепление фасада. В нашем доме эти работы не проводились. Такая же ситуация с домом 10А по ул. Главмосстроя. На вопрос: почему такое произошло – нам отвечали только одно: вам просто не повезло. На требование ремонта в соответствии со стандартами мы получили отписки.
К.: Что бы вы посоветовали жильцам других домов исходя из своего опыта?
А.И. Хакимов: Контроль, жесткий контроль и активность. Правление ЖСК предприняло попытки восстановить справедливость. Мы добивались замены работ, которые в нашем доме не требуются, на те работы, которые нам необходимы: ремонт балконов и окон. В подъезде зимой очень холодно. У людей промерзают стены и разрушаются балконные плиты. Мы обратились в ГБУ «Жилищник района Солнцево», ведь среди тех, кто принимает работы по капремонту, значатся управа и ГБУ. Однако понимания не нашли. Провели общее собрание, на котором решили сделать ремонт балконов, фасадов и окон за счет средств фонда капремонта. Получается, что к вопросу капремонта дома нужно быть готовым на все 100 %. Неплохо бы знать хотя бы схематично жилищный кодекс и московские законы по этой тематике. Нам же пришлось решать эти вопросы на ходу. Но и дом наш стал гораздо лучше, общими усилиями мы все-таки выполнили основные виды работ, приняли их и довели до конца. Теперь дело за малым: в следующий теплый сезон провести оставшиеся работы.

Кандидат в депутаты Солнцево Алексей Хакимов